Казачья Сеть Казачья Сеть

    

КАЗАКИ 
ИСТОРИЯ
ВОЙСКА И РЕГИОНЫ
КАЗАЧЬИ ПЕСНИ
КАРТЫ
БИБЛИОТЕКА
ГРАФИКА
ТРАДИЦИЯ
УНИФОРМЫ
ДЕЛА ВОЕННЫЕ
ОРУЖИЕ
ССЫЛКИ
ГОСТЕВАЯ КНИГА
ФОРУМ
НАЧАЛО

 

“Императорский конвой и участие в нем казаков Кубани”

Д. Сень

 

Оглавление 

 

ВВЕДЕНИЕ

“Дайте мне казаков и я покорю весь мир”, − так сказал один из великих тактиков и стратегов, талантливый полководец, с чьим мнением приходилось считаться всей Европе. Этим человеком был Наполеон Бонапарт.

Случилось так, что несколько поколений наших соотечественников не знали, да и сейчас не знают, когда и в связи с чем Наполеон произнес это высказывание. А за этой небольшой фразой скрыта интересная страница истории, в которой было место только для мужества, героизма, доблестного выполнения своего долга и преданности родной земле и не было места трусости и предательству.

Но вернемся к Наполеону. Каждый из нас, конечно же, помнит один из Великих дней Славы русского оружия − день Бородино. Именно в этот день, ошеломленный маневром и яростной атакой казаков на батарее французов Наполеон Бонапарт и произнес фразу, в которой заключено все: верх восхищения противником и признание бессилия своей армии. Да, в день Бородинского сражения, которое, по мнению французского императора, должно было решить исход войны, он восхищался теми, кто разрушил все его планы − казаками Лейб-Гвардии казачьего полка и Лейб-Гвардии Черноморской казачьей сотни, со времени учреждения которой ведет свою историю Собственный Его Императорского Конвой (СЕИВК).  

А мы, что знаем о них − наших земляках гвардейцах-черноморцах, тех, кем в то далекое время восхищалась Россия, российские императоры и правители соседних стран. Этому нашему незнанию способствовала политика и идеология, которые проводились в жизнь функционерами от КПСС в области истории. В результате, судьба исследований, посвященных истории казачества, была трагичной: новые исследования были запрещены и не проводились, а доступ к старым был закрыт.

Муза Клио, античная покровительница истории и историков, ныне в России справляет свой триумф. Сегодня, почти через 85 лет лжи и обмана, все мы задумываемся о своем прошлом: и далеком, пытаясь рассмотреть его сквозь толщу столетий, и относительно близком, измеряемым жизнью одного поколения. Пришла пора объективного изучения своей истории, которую еще совсем недавно новоявленные вожди переписывали исключительно на потребу своим вожделениям. Но, как говорится, можно так или иначе менять свое отношение к фактам, самих же фактов изменить нельзя.

С этой позиции начали выходить научные работы, посвященные истории казачества. Но, несмотря на их многочисленность, к сожалению, остаются отдельные страницы истории, которые мало изучены. Одной из таких страниц в истории казачества является история службы казаков  в Собственном Его Императорского конвое, подразделении, где был призваны служить лучшие из лучших. Именно своей малоизвестностью и малоизученностью привлекла эта тема автора.

А ведь за время своего существования казачий конвой покрыл себя неувядаемой славой, вплетя ценный венок в боевые подвиги русских доблестных войск. Сначала была основана Черноморская гвардейская сотня –  их части бывших сынов героической Запорожской Сечи, переселившихся на Кубань. Ее боевая слава загремела во время Отечественной войны 1812 г., и была поддержана новыми поколениями гвардейцев в сражениях русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и первой Мировой войны. В этих боях они не только сохранили блистательную историческую боевую репутацию Черноморской (Кубанской) гвардии, но и расширили ее.

Далее в истории гвардии последовали серьезные изменения, завершившиеся ее структурным преобразованием. Впрочем, история конвоя не является исключительно достоянием истории казачества, она естественным образом вписывается в историю взаимоотношений народов Кавказа и России, национальной политики царизма. Кроме того, служба казаков в конвое может характеризовать отдельные стороны жизни императорского двора, нравов, царивших в Санкт-Петербурге. История конвоя находится в неразрывной связи с развитием черноморского (кубанского) казачества, Кавказского линейного войска. Словом говоря, на примере службы казаков, представителей кавказских народов в СЕИВК, можно охарактеризовать самые различные стороны общественно-политической жизни императорской России.         

В части методологии и методов исторических исследований автор счел возможным придерживаться принципа историзма, предусматривающего изучение событий и явлений в их становлении и развитии, с учетом их взаимосвязи и взаимообусловленности в конкретно-исторической обстановке и хронологической последовательности. Кроме того, применялись следующие методы: 1) метод периодизации (или диахронный), при помощи которого выделяются качественные изменения в ходе развития изучаемого явления (в данном случае – СЕИВК); 2) структурно-системный метод, дающий возможность рассматривать изучаемое явление со всеми его основными чертами как единое целое. Все это позволило проследить основные этапы в истории конвойной службы в контексте сословной политики царизма и внутреннего развития Черноморского казачьего войска (ЧКВ) и  Кубанского казачьего войска (ККВ).        

Относительно историографии вопроса, можно отметить тот факт, что история СЕИВК, в том числе гвардии во всем ее многообразии находилась в поле достаточного внимания историков. Наиболее фундаментальными следует признать труд Б.Р. Хрещатинского “История лейб-гвардии казачьего Его Величества полка” (СПб, 1913) и С. Петина “Собственный Его Императорского Величества Конвой” (СПб, 1842), в которых на обширном законодательном, делопроизводственном материале прослежены соответствующие времени выхода книг в свет этапы формирования конвойной службы. В этих трудах содержится обширный фактический, в том числе статистический и иллюстративный материал. П.П. Короленко в работе “Двухсотлетии Кубанского казачьего войска. 1696–1896. Исторический очерк” (Екатеринодар, 1896) весьма поверхностно говорит о сформировании Черноморской гвардейской сотни, об участии в войне 1812 г. этого подразделения. Он также ошибочно утверждает, что Черноморской гвардией с 1813 г. командовал Безкровный. Но эта работа ценна тем, что в приложениях к очерку он дает точное описание гвардейских регалий: двух серебряных труб и Георгиевского штандарта, сообщая нам, когда и за что они были пожалованы гвардии.

История боевого пути гвардии, точнее участие черноморцев в Отечественной войне 1812 г., стала доступной благодаря статье И.И. Кияшко “Кубанцы в войне 1812 г. О службе в гвардейской сотне Бурсака, Безкровного, Завадовского”, которая была опубликована в 18 томе “Кубанского сборника” за 1913 г. Ценность работы не только в том, что в ней дана подробная картина сражений Черноморской сотни в войне 1812 г. и заграничных походах русской армии, но и в том, что И.И. Кияшко дает полный послужной список гвардейского пути выдающихся боевых офицеров Черноморской (Кубанской) гвардии: А.Ф. Бурсака, А.Д. Безкровного и Н.С. Завадовского. Отдельные сведения по интересующей нас теме можно найти в книге Ф.А. Щербины “История Кубанского казачьего войска” (Екатеринодар, 1913) и справочного рода издании В.Х. Казина “Казачьи войска (СПб, 1912).   

В советский период история царского конвоя ученых практически не интересовала. В новейший период отечественной истории, 1990-е гг., этой теме было дано новое рождение. Вышло, в частности, несколько статей и тезисов видного кубанского историка-краеведа Б.Е. Фролова “Сотня отличнейших людей”1  и “Первая когорта”2 , “Формирование черноморской гвардейской сотни”3, “Гвардейские казаки”4.  

В них он выясняет причину образования гвардии в Черноморском казачьем войске в 1811 г., рассматривает страницы боевой истории Черноморской гвардии, а также истории ее обмундирования, снаряжения и вооружения в период с 1811 по 1816 гг.

Тема участия Черноморской гвардии в Отечественной войне 1812 г. звучит и в труде кубанского писателя, публициста В.П. Бардадыма “Ратные подвиги кубанцев” и “Черноморские казаки – герои 1812 года”5. Упоминается о существовании гвардии в Черноморском казачьем войске в учебном пособии “Прошлое и настоящее Кубани в курсе отечественной истории”, вышедшее в Краснодаре в 1994 г.  Г.Н. Шевченко в главе IV рассмотрела участие Черноморской сотни в Отечественной войне 1812 г., а П.П. Матющенко в главе VIII изучил участие кубанской гвардии в сражениях русско-турецкой войны 1877–1878 гг.6. Некоторые вопросы истории обмундирования гвардейцев изучены в совместной работе О.В. Матвеева и Б.Е. Фролова7.  О.В. Матвеев отдельную главу совместной с С. Шептуном книги посвятил истории СЕИВК8. Г.Н. Шевченко в своей статье9 коснулась характеристик личности  А.Ф. Бурсака, знаменитого командира казаков-гвардейцев. Наконец, в 1991 г. вышла небольшая по объему, но емкая статья Д.Н. Плотникова10, отличающаяся, впрочем, небольшим уровнем новизны. Из эмигрантской литературы казачьего происхождения можно выделить труд Н.В. Галушкина “Собственный Его Императорского Величества Конвой”11. В целом можно констатировать отсутствие комплексного обобщающего труда по истории императорского конвоя, частей его составлявших.         

Приступая к своей работе, автор поставил перед собой цель: изучить основные этапы в становлении конвойной службы при российских императорах в контексте развития казачества как военно-служилого сословия, национальной политики царизма.  

Достижение поставленной цели предполагает постановку и решение следующих задач: 1) проследить основные этапы развития гвардии в Черноморском (Кубанском) казачьем войске, изучив ее структуру, основные моменты боевого пути гвардейцев; 2) определить национальный состав конвойцев, указав на особенности службы разных его групп; 3) установить причины частых изменений в структуре конвойной службы; 4) показать отношение российских императоров к служащим в коновое; 5) рассмотреть вопрос о связи комплектования, снаряжения, прохождения службы казаков в конвое со внутренним развитием Черноморского (Кубанского) казачьего войска.     

В работе использовались как опубликованные и неопубликованные источники, причем вторые хранятся в Государственном архиве Краснодарского края (далее ГАКК). К опубликованным относятся документы из Полного собрания Законов Российской империи (далее ПСЗ) за 1813 г.12, 1816 г.13, 1826 г.14, 1842 г.15, 1863 г.16. В этих законодательных актах, к которым относятся приказы военного министра, различные положения, в т.ч. о казачьих войсках, одержится информация о реорганизации Черноморской гвардии, казачьих эскадронов и т.п. К рукописным и неопубликованным источникам относятся документы,  взятые  из  фондов ГАКК.  Это  материалы делопроизводственной документации: переписка командира конвоя с вышестоящим начальством, командиров эскадронов Черноморской (Кубанской) гвардии с наказным атаманом Черноморского (Кубанского) войска, с командиром царского конвоя и другим вышестоящим начальством, а также приказы, указы и постановления наказного атамана, управляющего Главной Императорской квартирой, именные списки казаков-конвойцев, переписка касательно изменений в Положениях о конвое, прошения казаков о зачислении в конвой, запросы из Санкт-Петербурга с указанием количества и достоинств требуемых в конвой людей и пр.   

Из фонда 249 “Канцелярия наказного атамана Кубанского казачьего войска (бывшей канцелярии кошевых и войсковых атаманов Черноморского казачьего войска). За 1783–1870 гг.” было взято дело 2829 “Записка о Кубанском казачьем войске с 1787 г. по 1855 г. (в форме образца)”, которое, как и ПСЗ, упомянутые выше, помогло выявить причину образования гвардии в Черноморском казачьем войске и проследить дальнейшую реорганизацию лейб-гвардии Черноморской казачьей сотни”. Использовались также материалы дел №634 – об организации сбора будущих казаков-гвардейцев и отправки их в Санкт-Петербург. Из фонда №250 представлено интересное дело №205 об участии казаков в Отечественной войне 1812 г.  Дело №453 Ф. №254 проливает свет на причины и обстоятельства учреждения Черноморской гвардейской сотни. 

Фонд 332 “Архив царского конвоя” дал обширные сведения о структуре гвардии и конвоя в целом, системе сбора казаков для прохождения службы, их поощрении, проблемах, с которыми казаки сталкивались, будучи определенными к прохождению службы в конвое, их участии в боевых действиях русской армии, национальном составе, наградах казаков-конвойцев, системе прохождения службы, их вооружении и обмундировании. Это дела №48 “О переменах эскадронов между собою и поскольку должны находиться на службе и льготе”, №133 “О формировании 3х Кавказских казачьих эскадронов от войск Кубанского и Терского”, №140 “О том, чтобы при тревогах, делавшихся Его Величества, находились при нем два трубача”, №162 “О переформировании Лейб-Гвардии Кавказских казачьих эскадронов”, №166 “По штату и табелю конвоя”, №235 “О производстве командира Лейб-Гвардии 1 Кубанского эскадрона ротмистра Дуненкова в полковники с отчислением по болезни в Кубанское казачье войско и об утверждении командиром означенного эскадрона ротмистра Шкуропатского”, №272 “О представлении господ офицеров Его Императорскому Величеству и Высочеству Государю Наследнику Цесаревичу и Наследнице Цесаревне. Этот же фонд помог выяснить то, чем занималась Черноморская (Кубанская) гвардия в составе царского конвоя, какие функции были возложены на лейб-гвардейцев. В этом неоценимую помощь оказали дела №154 “О смотрах, парадах и разводах”, №156 “О командировании нижних чинов конвоя в вояжи с Императорскою Фамилиею”, № 158 “О загороднем расположении конвоя”, № 268 “О смотрах, парадах и нарядах”. Изучить гвардейское обмундирование, снаряжение и вооружение, а также регламентацию ношения обмундирования помогли следующие дела: №41 “О изготовлении на Высочайшее утверждение Черноморского казачьего обмундирования и вооружения”, №58 “Приказы, отдаваемые по Войску Черноморскому. 1845 г.”, №139 “О форме одежды в Красном Селе, в Петергофе и в Царском Селе”, №152 “Приказы командующего Императорской Главной Квартиры. 1867 г.”, №166 “По штату и табелю конвоя”,  а также дела №№1, 7, 31, 63, 1205, 1213 и некоторые другие.  

При изучении боевого пути гвардии автор также пользовался работой Н.А. Кузьминского “Хроника к 100-летнему юбилею лейб-гвардии царского конвоя”. “Хроника …” Н.А. Кузьминского хранится в фонде 802 “Родовой фонд Ф.Я. Бурсака и его потомков”17.

Дипломное исследование состоит из трех глав, включающих в себя 7 параграфов, списка использованных источников и литературы, приложений. Главы расположены в соответствии с хронологическим принципом, внутри глав, в параграфах – принципом проблемно-хронологическим.  

 

 

 

1 Фролов Б.Е. Сотня отличнейших людей // Вольная Кубань, 1992. 11 февраля.

2 Фролов Б.Е. Первая когорта // Юго-Полис, 1993. № 3.

3 Он же. Формирование черноморской гвардейской сотни // Казачество в истории России, Краснодар, 1993.

4 Он же. Гвардейские казаки // Энциклопедический словарь по истории Кубани / Под ред. Проф. Б.А. Трехбратова. Краснодар, 1997.

5 Бардадым В.П. Ратные подвиги кубанцев. Краснодар, 1993; Он же. Черноморские казаки – герои 1812 года // Кубань (альманах). Краснодар, 1990. №1. 

6 Прошлое и настоящее Кубани в курсе отечественной истории. Краснодар, 1994. С. 85–88, 168–170.

7 Матвеев О.В., Фролов Б.Е. Очерки истории форменной одежды кубанских казаков (конец XVIII –1917 г.). Краснодар, 2000. 

8 Матвеев О.В. Слово о кубанском казачестве / Матвеев О.В. Слово о кубанском казачестве. С. Шептун. Из истории православной церкви на Кубани. Краснодар, 1995.

9 Шевченко Г.Н. Войсковые дворяне Бурсаки в Черномории // Из дореволюционного прошлого кубанского казачества. Краснодар, 1996. 

10 Плотников Д.Н. Собственный Его Величества конвой // Военно-исторический журнал. 1991. №5.

11 Гапушкин Н.В. Собственный Его Императорского Величества Конвой. Сан-Франциско, 1961.

12 ПСЗ. Собр. 1. Т. 32 (1813) № 25375, № 25401

13 ПСЗ. Собр. 1. Т. 33 (1816) № 26181.

14 ПСЗ. Собр. 2. Т. 1 (1826) № 550.

15 ПСЗ Собр. 2. Т.17 (1842). №15809.

16  ПСЗ. Собр. 2. Т. 36. СПб, 1863. Ст. 36578.

17 ГАКК. Ф. 802. Оп. 1. Д.76.

 

Продолжение

 

 

spm111@yandex.ru

 

Copyright © 1996-2002 Cossack Web. All rights reserved.

Реклама

Pyramid3dmc.ru читать дальше.